Оператор

Обычно карта «Маг» в Таро связана с ролью оператора в некоей текущей ситуации. Памятуя, что эта карта принадлежит к Старшим арканам, мы не будем обольщаться вневременными возможностями, а воспримем их лишь как актуальные, как некий удивительный и удачный момент времени, чтобы что-то изменить; как накопление ресурсов, достаточное для трансформации происходящего (и при этом довольно безличное, обусловленное то ли судьбой, то ли высшими силами, то ли удачным стечением обстоятельств). Безусловно, изнутри ситуации эта роль может быть чрезвычайно привлекательной в силу того ощущения операторского всемогущества, которое она может дать. Это и дар, и ловушка трикстера, очень умелого и ловкого малого, который Оператор способен проворачивать «те еще», а то и вовсе немыслимые дельца – но внезапно на чем-то споткнуться, оступиться и потерять все. Это характерная сила и слабость трикстера. И это иной его лик. в отличие от трикстера-Шута – легкого и непредсказуемого для самого себя. Маг же подразумевает и осознанную деятельность, и План (а еще и «план Б», если повезет). Маг может быть непредсказуем для других, но не для себя самого. Так отличаются друг от друга эти два лика трикстера.

Маг в Таро – это тот, кто уже знает, и тот, кто еще познает. Разделены два этих образа в пражском «Сказочном Таро»: карте «Маг Оператор» здесь соответствует легенда «Озадаченный сказочник» – о сказителе, который рассказал все свои истории королю и не знал, что делать дальше, но тут вдруг явился таинственный незнакомец, выиграл у него в кости все имущество и жену, превратил его в зайца и заставил всячески страдать, а потом превратил обратно и вернул все, что взял, сказав, что он – бог Энгус и теперь у сказочника есть история для своего короля. И когда выпадает эта карта, мы можем оказаться в роли, как Оператора, так и жертвы его действий, как Знающего, так и Познающего. Жесткий вариант Мага-манипулятора способны дать эротические колоды. Маг колоды Оператор «Декамерон» – это хитрый докторишка, уже подготовивший своп инструменты для обслуживания клиентки.

Маг «Артурианской легенды» – это, конечно, Мерлин, волшебник короля Артура, сделавший очень многое для того, чтобы состоялись героическая история и рыцарский миф; воспитавший Артура, а затем удалившийся от двора. Теневая часть Мага (это есть и в истории о Мерлине, в которой он становится жертвой любовных чар феи Нимуэ) – это употребление своих магических сил не в том месте и не в то время; достаточно вспомнить знаменитый английский стишок про трех мудрецов в одном тазу, которые пустились по морю в грозу…[16]

Толкователь (Фокусник и Обезьяна)

В наиболее надличностной из всех современных колод – «Таро Оператор Тота» Кроули – Маг «…будучи Словом… по логике вещей является законом причинности, или необходимости и случайности, то есть тайным значением Слова, сущностью Слова и условием его произнесения. Вследствие этого и, прежде всего, в силу своей двойственности он символизирует одновременно истину и ложь, мудрость и глупость» (Кроули А. Книга Тота. Перевод А. Блейз). Колода Тота представляет скорее божественные идеи из мира идей и символов и некие процессы, которые они порождают. (Потому все расклады па ней скорее экзистенциальны, нежели буквальны.)



В более «приземленных» и «человеческих» колодах Маг – творец слова, его создатель и толкователь, уже не «причина Логоса», а его интерпретация Оператор и, скорее, невольный «исказитель» божественной истины, которая не может быть открыта такой, какая она есть, в сотворенном мире.

Отсюда происходит отражение Мага – его Обезьяна. Бродячие актеры, фокусники, «маги» бродят по миру с незапамятных времен, сопровождаемые различными дрессированными животными. Обезьяна – один из излюбленных персонажей передвижного маленького цирка, а то и вовсе единственный спутник бродячего мастера. Древнеримские источники рассказывают, что «обезьяны танцевали, дудели на флейте, перебирали, словно заправские кифаристы, струны кифары, ездили верхом, играли в шахматы». Апулей иронично описывает обезьяну в колпаке и шафранового цвета платье, изображающую прекрасного пастушка Ганимеда. Фокусники и их обезьянки продолжают бродить по миру и в Средневековье: на картине «Фокусник Оператор» Иеронима Босха обезьяна сидит в кувшине у «мага», который показывает что-то публике. В Японии фокусники с обезьянами были известны и популярны вплоть до XX века, чему свидетельство – жанровые нэцкэ.

В мифологическом сознании образ обезьяны – это лик недочеловека и протообраз недобога, пародия и на божественное, и на человеческое. Маг, повинуясь своей грикстерской природе, демонстрирует, обыгрывает, утаивает, пародирует реальность божественную и человеческую в утрированной обезьяньей пантомиме. Собственно, по карте «Маг» это можно делать и без всяких обезьянок.

Об опасности искаженного восприятия предупреждает Дюкетт, толкуя карту «Маг» колоды Тота Кроули: «За правым крылом прячется Кинокефал – Обезьяна Тота. Это существо, словно Оператор карабкающееся наверх из правого нижнего угла карты, олицетворяет ироническое проклятие, преследующее Тота-Меркурия и всех, кто достиг степени Мага. Поскольку всякая речь и письмо по природе своей подразумевают возможность лжи и превратного истолкования, космическая задача Обезьяны Тота – постоянно высмеивать работу Мага и извращать его слова. Как замечает по этому поводу Кроули, «проявленность предполагает иллюзию».

Удивительным образом идея «искажения изначального» была осмыслена в эпоху Ренессанса как искусственное подражание и пародирование естественной природы, воплощаемое искусством и культурой. Поэты, художники, ученые – все они были «обезьянами природы», постигающими ее через подражание. Боккаччо пишет: «Я прямо признаю поэтов обезьянами и считаю благороднейшим Оператор делом достигать искусством того, что производит всей своей мощью природа». Потому мы вновь возвратимся к Магу Таро как искусному ремесленнику, постигающему истинный смысл природы и естества и тщетно, но с упорством пытающемуся вновь и вновь воспроизвести творение, хотя бы чуть более приближенное к божественному.

В колоде «Таро Страны чудес» («Wonderland Tarot»), созданной по мотивам «Алисы в Стране чудес», изображен фокусник, вытаскивающий небезызвестного Кролика из цилиндра. Еще более буквальное прочтение этой стороны Мага – первый аркан колоды «Фантастический зверинец». Здесь главный герой – Обезьяна в императорском одеянии на сцене театра, выступающая под свист публики из лож и восхищенный трепет партера. В «Таро Нового видения Оператор» («New Vision Tarot»), в котором карты колоды Райдера-Уэйта представлены как бы с обратной стороны, мы видим толпу обывателей перед магом (что возвращает нас к теме ярмарочного фокусника) и маленькую обезьянку в турецкой феске, прячущуюся за подолом его мантии. Не менее забавен и с виду пристойный волшебник в эротическом «Таро Казановы»; карта относится, вероятнее всего, к истории о маркизе д'Юрфе, которой Казанова внушил, что он великий оккультист и, за большое вознаграждение, через его посредничество маркиза сможет родить дитя от элемеитального духа.

Карта «Маг» в «Таро Элементов» имеет второе название – «Confidence» (смелость, самоуверенность, самонадеянность). На ней фигура в красном трико Оператор и маске жонглирует символами элементов (вспомним, что на карте Шута они росли на дереве и были недоступны персонажу) вместе с обезьяной – партнером по трюку. Лозунг этой карты: «Я – знание, и я – невежество, я – ложь, и я – правда». В этом мы вновь видим правду и ложь всякого трикстера, в котором они смешаны так, что никому уже не разделить. Остается принимать все целиком, как есть.

Личность (или Персона)

Маг в некоторых колодах Таро может означать маску, персону, социально приемлемое и выбранное для себя лицо. Это может быть одна из масок трикстера или же инструмент для работы оператора с реальностью Оператор. В любом случае Старший аркан будет указывать на архетипическую силу данного процесса или включения смысла.

Персоной первоначально называли маску, которую носили актеры в античном театре. У К.-Г. Юнга «персона» – это приспособительная система или манера себя вести, с помощью которой мы общаемся с миром. Опасность же он видел в отождествлении с ней, повторяя, что Персона – это далеко не все, даже не вся личность человека. В колоде «Олимпийское Таро» («Olympus Tarot») Маг – именно актер со своей маской.

Маг «Таро Археона» («Archeton Tarot») – это мужчина, готовый к волевым решениям и действиям, воплощение самодостаточной личности и достаточно индивидуалистического подхода, так характерного Оператор для современной западной цивилизации. Здесь Маг не создает Вселенную и не подражает Творцу – он творит свой собственный мир своими поступками.

Маг Таро Хайндля – совершенно другая фигура… здесь стоит вспомнить теорию о старой душе всех человеческих воплощений и о юной душе каждой новой инкарнации. Юная душа и вечная юность души предстала перед нами в Шуте этой колоды. В Маге настал этап души старой, древней, каждый раз возрождающейся и помнящей весь значимый для нее опыт прошлых жизней. Сквозь лик старца здесь просвечивает образ Другого, нечеловеческого; сходятся солнце и луна, Лед и… мне видятся в этом полосатые паруса викингов. Четыре символа элементов Оператор осмыслены здесь как четыре части испытания Грааля: Чаша, Копье, Меч и Камень (меч доставал из камня король Артур, в поисках Чаши и Копья странствовали его рыцари). А поиск Грааля – это поиск человеком сакрального и божественного. Во многих известных системах это растягивается на множество человеческих жизней, целую череду образов, ликов, характеров, личностей.


documentachgngr.html
documentachguqz.html
documentachhcbh.html
documentachhjlp.html
documentachhqvx.html
Документ Оператор